Историк Асмолов: «Суверенность — очень важный элемент северокорейской идеологии»

Эксперты

Закончился визит Владимира Путина в КНДР. По мнению корееведа, кандидата исторических наук Константина Асмолова, если Россия примет решение окончательно игнорировать санкции Совбеза ООН, то в рамках двустороннего военно-технического сотрудничества стороны ожидает большой прогресс.

IARussia публикует интервью с Константином Асмоловым по итогам визита президента России Владимира Путина в Северную Корею.

— Чего ждать от этой встречи, учитывая, что мы связаны по рукам и ногам решениями Совбеза, которые зачем-то в 2017 году поддержали?

— На том этапе у Москвы, видимо, были иные приоритеты и больше доверия к сложившейся системе миропорядка, которая все-таки строилась на принципах нераспространения ядерного оружия, поэтому Москва могла долго спорить с Вашингтоном о мере санкционного воздействия, но не подвергала сомнению принцип, согласно которому каждый шаг Северной Кореи в сторону развития ядерной программы должен был сопровождаться санкциями.

Затем случился целый ряд событий. Во-первых, это «Олимпийское потепление» 2018 года, в ходе которого Северная Корея объявила односторонний мораторий на ракетные пуски и ядерные испытания. После того, как он продержался до 2022 года, а на ядерные испытания держатся до сих пор, Москва и Пекин выступили с идеей того, что санкционное воздействие должно быть соразмерным поведению страны. Плохое поведение должно наказываться, а хорошее вознаграждаться.

Американцы ответили просто: отсутствие плохого поведения не доказывает наличие хорошего, дав всем понять, что санкции будут продолжаться вне зависимости от того, как ведет себя Северная Корея. Текущий уровень санкций, по сути, направлен на то, чтобы вызвать там гуманитарную катастрофу и спровоцировать смену режима. После этого позиция Москвы начала меняться.

Ситуация стала меняться еще больше после начала СВО, когда целый ряд техник и методов, направленных на демонизацию Северной Кореи, стал применяться и к России, а Северная Корея оказалась одной из немногих стран, которая безоговорочно поддержала московскую политику на украинском направлении. В ходе сближения состоялся визит Ким Чен Ына в Российскую Федерацию, после которого уровень контактов между нашими странами начал возрастать стремительно. Делегации уровня заместителей министра начали ездить в Москву почти каждую неделю. Кратковременный визит, во время которого, тем не менее, будет много, чего подписано, показывает, что очень многое было проработано заранее и первые лица будут обсуждать не столько детали подписанных договоренностей, сколько некие стратегические планы посвященные взаимодействию двух стран на фоне меняющегося миропорядка и, как принято говорить, глобальной турбулентности, потому что одним из признаков этой турбулентности является дробление некогда единого пространства на новые блоки.

Здесь можно отметить интересный момент. С одной стороны, условный западный треугольник Вашингтон-Токио-Сеул уже институционализируется и документы саммита в Кэмп-Дэвиде показывают его движение в сторону азиатского НАТО. При этом это укрепление связей, в том числе военно-политических, оправдывается сотрудничеством Москвы и Пхеньяна и северокорейской угрозой.

Отметим и то, что Северная Корея, пересмотрев свою политику в области объединения и признав факт существования на корейском полуострове двух враждебных государств, не столько увеличила вероятность Второй Корейской войны, инициированной Севером, сколько наоборот уменьшила ее, потому что была убрана онтологическая причина для силового объединения. На этом фоне Южная Корея продолжает придерживаться реваншистской риторики, поскольку, согласно третьей статье ее Конституции, территорией страны является весь корейский полуостров, а согласно закону о национальной безопасности, Северная Корея — это не страна, а антигосударственная организация.

— Хотя, по логике, это точно наоборот. Мы сейчас имеем независимую Корейскую Народно -Демократическую Республику и провинции, оккупированные, США.

— Пожалуй, вы преувеличиваете. Южная Корея сейчас пытается сохранять стратегическую автономию и это можно, например, видеть по действиям Юга на российском направлении, где…

— Но там войска американские стоят.

— Стоят, но не недооценивайте Южно-Корейскую армию, которая находится на шестом или седьмом месте по численности в мире. Я сейчас скажу про другое. Про то, что укрепление подобного союза и шаги к азиатскому НАТО, оправдываемые северокорейской угрозой, подталкивают страны условного восточного треугольника к необходимости дружить против угрозы коллективного запада, и это довольно важный шаг. Именно поэтому одной из главных интриг визита является то, что будет в договоре о стратегическом партнерстве, и будет ли в этом договоре какие-то элементы военно-политической составляющей. Наличие в составе делегации министра обороны и главы Роскосмоса говорит о том, что им есть о чем поговорить с северокорейскими партнерами.

В российском массовом сознании в отношении КНДР по-прежнему преобладают штампы. При этом надо отметить, что в нем есть даже два «глобуса». На одном — это Мордор, где школьников десять раз подряд «расстреливают за K-Pop», а на другом — Спарта наших дней, последний остров коммунистической духовности, клон небесного Советского Союза, как его представляют себе люди, которые в нем не жили. Но и черные, и красные очки затеняют реальность в равной мере, хотя, безусловно, опыт существования Северной Кореи и то, почему она существует до сих пор, это важный исследовательский вопрос.

— При этом, если я правильно понимаю, Северная Корея на каком-то этапе развивалась гораздо быстрее Южной и была таким экономическим чудом?

— Юг догнал и перегнал Север, благодаря экономическому чуду, организованному генералом Пак Чон Хи, который, кстати, был ни разу не демократом. Споры вокруг личности Пака очень напоминают российские споры вокруг личности Сталина о цене, заплаченной за модернизацию. Так вот, это случилось только в начале-середине 70-х годов.

Что касается экономического сотрудничества и перспектив, то экономика — это не совсем моя тема. Тем более, многие направления экономического сотрудничества пока перекрываются санкциями Совета Безопасности ООН, являются международными и их Россия не может взять и отменить в одностороннем порядке.

То, чего хотят очень многие, это северокорейская рабочая сила. На Дальнем Востоке и не только, когда северокорейские рабочие были вынуждены уехать к концу 19-го года, работодатели очень печалились, потому что это было наилучшее сочетание цены, качества, безопасности и незаметности. Тем более, что, де-факто, большинство северокорейских рабочих – это люди, работающие вахтовым методом, что лишает нас комплекса проблем, традиционно ассоциируемых с мигрантами.

— А как у них с языком? Говорят, там в школах изучают русский язык?

— Да. И, когда, по крайней мере, в 17-м году я общался с северокорейскими студентами, они продемонстрировали очень высокий уровень понимания. Поясню для тех, кто в теме, я играл с ними в «данетки».

— Серьезно. Это, прямо, уровень действительно глубокий. Означает ли это, скажем так, в кавычках, что на Западном фронте могут быть перемены? Что рабочие могут быть вооружены не только лопатами и что, уж чего-чего, а северокорейской армии, конечно, очень интересно проверить реальную способность их систем вооружения работать в условиях западного РЭБа и против западной техники, да и в целом степень готовности вооруженных сил.

— Я могу сказать, что северокорейцы готовятся не к прошедшей войне. В музее вооружений Северной Кореи, в котором я был еще в 17-м году, в отделении, посвященном технике противника, висели, все те современные беспилотники, клоны которых северяне сделали потом. Понятно, что многим «патриотам» России (увы, я вынужден употребить это слово в кавычках), очень хочется, чтобы фраза Ким Дэ Чжуна про Россию КНДР в одном окопе обрела практическое воплощение, но здесь есть несколько неприятных моментов, из-за которых строителям лучше быть строителями.

Во-первых, много проблем, связанных, банально, с логистикой, языком и организацией управления. Во-вторых, я не уверен, что российское общество, которое воспринимает СВО, как внутреннее дело России и Украины, позитивно отреагирует на северокорейские войска, сочтя их признаком того, что Москва не может решить проблему в одиночку. В-третьих, в какие игры можно играть вдвоем? Появление северокорейских войск в любом формате, включая добровольцев, формально открывая дорогу к тому, чтобы солдаты НАТО оказались на другой стороне в аналогичном качестве.

— Где они уже находятся.

— Не в том объеме, в котором предполагается. Понятно, что слухи про северокорейцев существуют давно. Я нечаянно приложил к ним руку, но это было, когда мне позвонили по телефону украинские мошенники. Типа, знаете, вот ваши дети сняли со счета большую сумму денег, дайте нам пожалуйста ваши координаты, а я вместо этого начал говорить: «Понимаете, все нормально, мои родственники работают с северокорейцами, они военные переводчики. На самом деле есть страшная тайна: те, кого называют «бурятами», —  это северокорейский спецназ. Нужны специально откормленные пищевые собаки, потому что, если северокорейцы будут есть собак в зоне СВО, об этом все догадаются. Собак надо поставлять тайно и на это нужны деньги». Некоторые эту наживку съели.

— С другой стороны, я думаю, что угроза появления северокорейцев на таких горячих голов и горячих парней, как Макрон, должны подействовать. Поляки уже участвуют в боевых действиях и, в случае с ними, мы говорим о тысячах, если не о десятках тысяч человек. Французы сейчас высадились в Одессе, там до сотни человек. Мы видим, как работают грузины, мы видим, как работает спецназ практически всех западных стран, в том числе британский. Поэтому наличие такой угрозы в каком-то виде, мне кажется, может как раз привести в чувство натовцев и остановить их от попытки высадить войска.

— Может привести в чувство, может вызвать дополнительную эскалацию, потому что, с моей точки зрения, северокорейская армия сейчас, на всякий случай, всерьез готовится к эскалации на полуострове. В межкорейских отношениях все непросто. Пока там ситуация напоминает двух котов, разделенных забором.  Они очень громко шипят друг на друга, завывают, выпускают когти, но до драки, я надеюсь, все-таки дело не дойдет. И не случайно, что на пропагандистский мусор Северная Корея ответила физическим, а не обещанным морем огня.

В принципе, если будет принято решение окончательно игнорировать санкции Совбеза ООН, то в рамках военно-технического сотрудничества есть много интересных вариантов. Я, опять же, обращаю внимание на статью военного эксперта Владимира Хрусталева «Чучхе для Донбасса». Там описано несколько вариантов северокорейской военной техники, которые могут очень интересно себя показать.

—  Я вчера прочитал у Дугина, что значение «Чучхе», что один Чучхе приехал к другому Чучхе, и несколько вздрогнул, чисто от филологического изыскания. 

— Ну, с Александром Гельевичем как-нибудь надо будет немножко поговорить про историю корейской философии, но, как ни странно, он ухватил одну важную вещь. Дело в том, что мы привыкли переводить «Чучхе» как лозунг опоры на собственные силы, но если более внимательно рассмотреть комплекс этих идей, да и собственное графическое прочтение, то лучше всего термин «Чучхе» переводить как «суверенность», потому что это очень важный элемент северокорейской идеологии, суверенность, суверенитет, право идти своим путем. Тут можно вспомнить концепцию суверенной демократии, которая не особенно взлетела, потому что тогда не сумели объяснить, в чем именно наша уникальность и суверенность. У Северной Кореи с этим было проще.

Оцените статью
iaRussia
Добавить комментарий